Осип Мандельштам. Паденье — неизмѣнный спутникъ страха...

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге весёлых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен! Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни к нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты — Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха… Так проклят будь, готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут!

404 — Страница не найдена

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен -- Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Случайные стихотворения этого автора.

Мандельштам О.Э. Собрание сочинений в четырех томах. Т1. .. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Людовик больше не на троне. И не рисую я, и не пою, И не вожу смычком черноголосым: Я только в жизнь впиваюсь и люблю Завидовать могучим, хитрым осам. О, если б и меня когда-нибудь могло Заставить, сон и смерть минуя, Стрекало воздуха и летнее тепло Услышать ось земную, ось земную Актер и рабочий Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены!

Мандельштам О. Собрание стихотворений - читать школьная электронная библиотека От неизбежного . Паденье -- неизменный спутник страха.

До прожилок, до детских припухлых желез. Ты вернулся сюда, так глотай же скорей Узнавай же скорее декабрьский денек, Где к зловещему дегтю подмешан желток. У тебя телефонов моих номера. У меня еще есть адреса, По которым найду мертвецов голоса. Ударяет мне вырванный с мясом звонок, Шевеля кандалами цепочек дверных. Помоги, Господь, эту ночь прожить, Я за жизнь боюсь, за твою рабу В груди прикипела слеза.

Кто-то чудной меня что-то торопит забыть. Душно -- и все-таки до смерти хочется жить.

Осип Эмильевич Мандельштам

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни к нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор, когда-то, мерил ты — Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха

поэтому неизбежно имеют источники в сакраль лов вечности в поэзии О. Мандельштама, поэто му «вечность бьет на В стихотворении «Паденье – неиз менный спутник страха» () «страх есть чув ство пустоты».

И самый страх есть чувство пустоты. И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха...

У чужих людей мне плохо спится, И своя-то жизнь мне не близка. Апрель Да, я лежу в земле, губами шевеля, Но то, что я скажу, заучит каждый школьник: На Красной площади всего круглей земля, И скат ее твердеет добровольный, На Красной площади земля всего круглей, И скат ее нечаянно-раздольный, Откидываясь вниз - до рисовых полей, Покуда на земле последний жив невольник.

Май Лишив меня морей, разбега и разлета И дав стопе упор насильственной земли, Чего добились вы?

когда несчастный художник уже готов смириться с неизбежной гибелью, приходит .. Мандельштама «Падение - есть неизменный спутник страха».

Но страх самый обычный, обыденный, будничный - страх остаться без денег, страх не угодить начальнику, страх перейти улицу перед быстро идущей машиной, страх, нисходящий до испуга, и испуг, восходящий к страху, - не воспринимается нами как что-то действительно низменное, отвратительное. Это вполне законный житейский страх, страхулечка, страшок. Но, в сущности, все это будет называться не страхом, а боязнью. Все остальное - страстишки. Страх велик в своей разрушительной силе.

Он противоборствует любви, чести, надежде, гордости, состраданию - старым прописным человеческим истинам. Без преодоления страха, без его уничтожения произведение писателя обречено на гибель. Постичь бы это и навсегда забыть о страхе. Мандельштам из тех людей, кто преодолел страх, кто в борьбе с ним, в постоянной схватке одерживал над ним победу. Из этих битв, борьбы, схваток можно составить целую антологию.

Это смертельные схватки, порою с временным, минутным отказом от борьбы для того, чтобы с новой силой идти на приступ его и, побеждая, победить, довести победу до триумфа. Это противоборство, эта борьба доходит до кульминации:

Паденье — неизменный спутник страха (Мандельштам)/К 1916 (ДО)

О, вещая моя печаль, О, тихая моя свобода И неживого небосвода Всегда смеющийся хрусталь! Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю Оттого, что иной не видал.

Паденье - неизменный спутник страха, / И самый страх есть чувство пустоты льёт, / И страх кончины неизбежно свеет с древа ни листа (Тютчев). .. Она была страшная трусиха и смертельно боялась мужчин (Пастернак).

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам. Нежнее нежного...